Все круги сада

«Сноб» продолжает искать молодых российских предпринимателей, которые занимаются созидательным бизнесом. В этом выпуске: как выпускница Высшей школы экономики не нашла идеальный детский сад для ребенка и открыла свой. Теперь он приносит основательнице от 600 до 800 тысяч рублей прибыли в месяц

Жанна Казанская обошла все детские сады на Рублево-Успенском шоссе, где она на тот момент жила с мужем, чтобы выбрать дошкольное заведение для своего трехлетнего сына, но так и не нашла подходящего места. «Воспитатели прошлого поколения вводят жесткие рамки, чтобы уравнять детей, сделать каждого ребенка “удобным”. “Удобный” ребенок — это ребенок, с которым общаются не на равных, над которым доминируют. Им легче управлять, воспитателям проще работать с такими детьми», — поясняет Жанна. Именно из-за жесткой системы воспитания сама будущая предпринимательница недолго ходила в сад. «Моя мама не смогла отдать меня системе. От мамы я переняла понимание свободы личности», — вспоминает Казанская.

С детства Жанна любила книгу «Маленький принц» Сент-Экзюпери, которую сегодня постоянно читает своим детям: «Я никогда не понимала людей, которые ругают Россию, при этом живут здесь и ничего не меняют. Если я тут родилась и живу, значит, я должна сделать что-то для своей планеты, навести на ней порядок». Сидеть сложа руки и ждать, пока на Рублево-Успенском шоссе появится подходящий детский сад, Жанна не стала. В 2008 году она сняла две комнаты (60 кв. м), зарегистрировала ООО «Академия интересов», наняла команду художников и открыла мультипликационную студию — на это ушло порядка 600 тысяч рублей. Первым клиентом стал сын Казанской и его друзья. Позже подтянулись дети соседей. В рекламу Казанская не вложила ни рубля — родители узнавали о необычной студии по сарафанному радио. «Объявления на заборе в загородном поселке было достаточно», — шутит Жанна. Детей так затягивал процесс рисования мультиков, что многие отказывались уходить домой. Родители стали уговаривать Жанну создать на базе студии группу полного дня — так в 2009 году появился «Интересный детский сад».
Недетский бизнес

В сентябре прошлого года по всей России 183 тысячи детей не смогли пойти в детские сады из-за отсутствия мест. Реальный спрос на услуги дошкольных учреждений намного превышает предложение на рынке, отмечают эксперты. Если в крупных городах выбор частных дошкольных образовательных учреждений сегодня довольно разнообразен, то в регионах монополия на сады до сих пор остается за государственными заведениями.

Такая ситуация сыграла на руку Жанне Казанской. В первый детский сад в Глухово она вложила 1 миллион рублей из собственных накоплений. Пришлось значительно расширить помещение — она сняла здание площадью 600 кв. м, купила игрушки и оборудование. Родители стали выстраиваться в очередь, чтобы отдать ребенка в «Интересный детский сад» — тогда инвестиции отбились уже через 8 месяцев, в среднем же окупаемость детского сада — 2 года. Сад не вмещал всех желающих, и уже в 2013 году Казанская открыла еще одно заведение под тем же брендом. На запуск детского сада обычно уходит от четырех месяцев до полугода. Вторая точка в районе станции метро «Улица 1905 года» потребовала гораздо больше вложений — 15 миллионов рублей. Партнером Казанской стал Борис Ельцин, внук первого президента России. Только за аренду помещения площадью 900 кв. м пришлось выложить 2 миллиона рублей за первый и последний месяцы, 4 миллиона рублей ушло на ремонт, установку дорогостоящих систем вентиляции и пожарной безопасности. Еще 4 миллиона рублей понадобилось для покупки мебели, игрушек, оснащения медицинского кабинета, закупки оборудования для цеха доготовки питания.

По санитарным нормам на одного ребенка в саду должно приходиться не менее 6 кв. м. В «Интересном детском саду» этот показатель в два раза больше — 13 кв. м. К зданию, где будет открыт детский сад, предъявляется ряд строгих требований: оно должно быть не выше трех этажей, во всех помещениях, где будут находиться дети, должно быть как минимум два выхода, ширина лестниц должна быть не уже 135 см. Детсад перед открытием проверяют МЧС и санэпидстанция. Также перед запуском необходимо составить образовательную программу детсада и согласовать ее с департаментом образования. Только по результатам всех проверок сад получит лицензию.

«Оформить все документы сложно, но можно, когда все требования выполнены. Да, это отнимает силы и нервы, но во взаимодействии с госструктурами нет ничего невозможного. Стоит разобраться в ситуации и понять, что она совсем не страшна. Как правило, инспекторы просят изменить что-то незначительное. Например, повесить табличку “Не курить”. Требование звучит смешно: мы и не думали, что детям придет в голову курить, но табличку повесили. За все время работы я никому не давала взятки, на нас никто не давил. Все представители госструктур, с которыми мне довелось работать, оказались адекватными людьми».

Перед Казанской стоял выбор: оборудовать сад полноценной кухней или ограничиться цехом доготовки. «Интересный детский сад» пошел по второму пути. Трижды в день компания, с которой сотрудничает Казанская, доставляет детям питание, что-то готовится в саду — у воспитанников шестиразовое питание. «Оборудование детсада с собственной кухней обошлось бы еще в 4 миллиона рублей, так как необходимо строить несколько отдельных цехов — овощной, мясной, цех доготовки блюд, плюс нанять кухонных работников», — объясняет Казанская.

Сад с творческим подходом

Группа полного пребывания, с 8.00 до 20.00, в саду на станции метро «Октябрьское поле» стоит 70 тысяч рублей в месяц, половина дня, с 9.00 до 13.00 часов, обойдется родителям в 45 тысяч рублей. За эти деньги в Москве можно нанять няню, признает Казанская. «Но няни нам не конкуренты. Я как мама не хочу, чтобы с моим ребенком 24 часа в сутки был один и тот же человек — женщина со своим жизненным опытом и взглядами. Мой ребенок должен развиваться всесторонне, общаться со сверстниками. Я не хочу, чтобы он перенимал привычки, опыт, взгляд на мир чужого мне человека. Даже самая профессиональная няня не может стать достойной заменой саду».

«Никакая няня не может квалифицированно подготовить по всем предметам в школе, виртуозно владеть музыкальными инструментами и свободно говорить по-английски. Родителям не нужно никого пускать к себе в дом, продумывать безопасность ребенка, оставляя его с незнакомым человеком. В этом плане сад гораздо удобней», — подтвердил Илья Ланцман, основатель сети частных детских садов Lancman school.

По его словам, новичкам сегодня крайне сложно выйти на рынок, и дело не в требованиях проверяющих госструктур, а в претензиях родителей: «Клиенты за последние 5 лет стали внимательней относиться к сервису. За те же самые деньги, что они платили раньше, родители хотят широкий набор услуг: больше дополнительных занятий, лучшую инфраструктуру. Раньше можно было открыть квартирный детский садик и просто присматривать за ребенком, пока родители работают. Сегодня методические материалы должны обновляться регулярно, сад обязан организовать пятиразовое питание, а мебель и игрушки должны быть только новыми. Лицензию получить не сложно, вся проблема в том, что клиентам уже будет недостаточно какого-то минимального набора услуг. Должны быть квалифицированные кадры, своя детская площадка, видеонаблюдение, огороженная территория, английский язык, спрос на который стабильно остается высоким».

Игроки рынка отмечают еще одну тенденцию: прямыми конкурентами частных детских садов становятся центры дошкольного образования. Формально такие учреждения не являются садиками — отдать ребенка на полный день туда нельзя. Соответственно, и к владельцам центров предъявляются более умеренные требования.

«Расцвет обучающих дошкольных заведений пришелся на 2013 год, когда в стране произошел скачок рождаемости, а количество садов не выросло пропорционально ему. До кризиса родители, могли водить своих чад в детский сад, а

вечером к нам на развивающие занятия, сейчас приходится выбирать между чем-то и чем-то», — поясняет Галина Кукушкина, основатель сети центров и студий раннего развития для детей дошкольного возраста «Крошка.ру». Почти двойная разница в цене для многих родителей стала аргументом в пользу клубов: «Одно занятие у нас стоит 330 рублей, родители могут привести ребенка на полдня или всего на несколько уроков. В среднем в двух столицах цена на месяц, в зависимости от занятости ребенка, варьируется от 24 до 35 тысяч, в регионах эта сумма еще меньше».

Получить лицензию на образовательный центр гораздо проще, чем на детский сад — у развивающих организаций свои нормы и список необходимых документов. «Система с получением лицензии уже отработана. Нормы очень четко и конкретно сформулированы. Запуск детского развивающего центра стоит на 30–40% дешевле, чем запуск садика. Недостаток центров — неполная занятость детей. Маме нужно либо работать полдня, либо привлекать бабушку», — признает Кукушкина. Однако когда вопрос стоит ребром: не водить ребенка в частный детский сад, потому что это дорого, или социализировать и обучать его в центре, клиенты предпочитают второе.

Помимо ежемесячной платы за пятидневное пребывание родители воспитанников «Интересного детского сада» платят еще 100 тысяч рублей. «Эта сумма вносится один раз за все время обучения, даже если ребенок будет ходить к нам с 3 до 7 лет. В отличие от государственных детских садов, мы больше не устраиваем никаких “поборов”. Все методические пособия, подарки на праздники, абсолютно все, что в процессе обучения может понадобиться ребенку, уже входит в эту сумму».

Родители также могут оплатить дополнительные занятия: хореографию, вокал, игру в шахматы, обучение иностранным языкам — именно на языки спрос остается традиционно высоким. Тенденция по максимуму напичкать ребенка знаниями была актуальна несколько лет назад, сейчас она сохраняется, но уже не в той мере. «Мы за гармоничное развитие. Если к нам приходит родитель, который хочет записать ребенка во все кружки, мы стараемся умерить его пыл, отговорить. Наверное, это нелогично с точки зрения бизнеса. Кто-то скажет, что надо продавать как можно больше дополнительных занятий, но мы в первую очередь следуем за интересами ребенка. Мы советуем родителю повременить, не перегружать свое чадо. Хороший детский сад — это место, где ребенку должно быть максимально комфортно, где он научится не стесняться задавать вопросы, общаться и дружить, уважать взрослых и развивать свои творческие таланты, а хороший ребенок — это счастливый ребенок», — говорит Казанская.

Большинство нянь в «Интересном детском саду» — филиппинки. Такую кадровую политику основательница объясняет тем, что филиппинцы — очень позитивные люди. «Они всегда в хорошем настроении, много улыбаются, поют детям песенки. Чем больше вокруг ребенка людей, радующихся жизни, тем им комфортнее. Я ничего не имею против наших воспитателей, но их очень сложно переучить, особенно если речь идет о “старой закалке”, а вот филиппинки обучаемы. Они общаются с детьми в том числе по-английски, это здорово помогает развивать навыки общения на иностранном языке».

Кризис не пугает основательницу «Интересного детского сада»: «Я открыла свое первое заведение в 2009 году, как раз в разгар финансового коллапса, и все получилось. В кризис люди начинают ценить качество, естественный отбор происходит жестче. Клиенты выбирают тех, кто предлагает более качественные услуги».

Настороженное отношение родителей к частным садам, по наблюдениям Казанской, постепенно уходит. «Родители стали относиться к частным дошкольным учреждениям даже лучше, чем к муниципальным», — подтвердил Кирилл Дружинин, лидер Всероссийского движения «Российским детям доступное школьное образование». «Няни в частных садах уделяют больше внимания воспитанникам, в группах меньше человек, там практически не бывает отравлений детей, инцидентов с получением телесных повреждений — родители довольно часто жалуются, что в государственных детских садах такие прецеденты имеют место. Единственным минусом «частников» остается высокая стоимость. Месяц в столичных частных детских садах в среднем стоит от 40 до 70 тысяч рублей, в Подмосковье цена может колебаться от 25 до 35 тысяч рублей. Частные сады, в основном, работают не потому, что у родителей есть выбор, а потому, что у родителей выбора нет. Сложно сказать, сколько детей не пошли в московские сады в начале этого сентября — властями столицы эта цифра не афишируется. По нашим подсчетам, речь идет о 30–40 тысячах детей в возрасте от 3 до 7 лет», — отметил Дружинин. Он также подчеркнул, что прогнозировать стремительный рост количества частных детских садов, несмотря на спрос, рано: «К основателям предъявляются очень высокие требования, не каждый захочет связывать себя с этим бизнесом. В регионах лишь 1,5–2% приходятся на долю частных дошкольных образовательных учреждений, в столице их больше — на 1000 дошкольных учреждений около 150 частных садов, но все же пока это несопоставимые цифры. Количество частных детских садов способно вырасти, только если возрастет покупательная способность населения. До тех пор ожидать всплеска открытия частных садиков не стоит».

Сезонный летний спад «Интересный детский сад» компенсирует выездными летними лагерями, а в начале сентября Казанская приняла решение масштабировать бизнес и открыла «Интересный ресторан» в ТРЦ «Океания» — место, где родители смогут вместе с детьми заниматься вокалом, хореографией и посещать различные мастер-классы.
Игровое обучение

В конце августа в столице открылись еще два «Интересных детских сада»: в Митино на 300 детей и на Октябрьском Поле на 150 детей. Сегодня каждый сад, всего их на данный момент четыре, приносит своей основательнице прибыль от 600 до 800 тысяч рублей в месяц. Однако Жанна помнит дни, когда она была готова все бросить и посвятить себя только воспитанию детей. Будучи беременной вторым ребенком, предпринимательница впервые решила взять в дело напарницу — маму воспитанника сада. То решение Жанна называет фатальным. Передав часть обязанностей новоиспеченному партнеру, Жанна на полгода с головой ушла в семейную жизнь, а вернувшись, поняла, что бизнес, который она выстраивала годами, уничтожен. «Я знаю, как работает каждая деталь моего сада, я работала с персоналом сада плечом к плечу. Я не пришла сидеть в кресле и указывать, кому что делать. Невозможно отдавать распоряжения, не понимая, что из чего состоит, — увы, этим занималась напарница. Из-за напряженных отношений с новым руководством из сада стали увольняться лучшие сотрудники. Уход воспитателей вызвал недовольство детей и их родителей, которые успели привязаться к преподавателем. Я была в полном отчаянии и даже хотела закрыть всю эту историю, но в итоге нашла в себе силы вытянуть дело, кого-то из воспитателей я уговорила вернуться. В тот момент я поняла, что нужно позволить каким-то ситуациям дойти до самого дна, и если хватит сил оттолкнуться от него, то взлет будет гораздо более стремительным», — вспоминает Казанская.

Второй кризисный момент Жанна пережила 4 года назад. Как раз на 2012 год пришелся расцвет частных детских садов. «Конкуренция росла, и я почему-то очень ее испугалась. Я стала думать, правильно ли то, чем я занимаюсь. Пережить тот кризис помогла друг всех детей Юлия Борисовна Гиппенрейтер, известный психолог. Мы проводили совместные тренинги, много говорили, и когда я слушала ее, то понимала, что интуитивно я все делала правильно. Это дало мне силы снова встать у руля. За четыре года коллектив из 30 человек вырос до 130. Я открыла сад в личных целях, для своего ребенка. Но позже, когда дело росло, и я видела довольные лица детей, слышала благодарности родителей, я понимала, что созидаю что-то. Если государство когда-нибудь поймет, что систему нужно менять, я буду готова поделиться своим опытом. Сегодня сын, с которого все началось, ходит в школу. Всю свою “неудобность” и активность он перерос, знания, полученные в “Интересном детском саду”, стали основой для его дальнейшего развития. Он умеет мыслить критически, принимать решения и не боится задавать вопросы. В этом плане он определенно выделяется среди одноклассников».

Адаптация ребенка в детском саду начинается с родителей, уверена Жанна. «Когда ребенок приходит в первый раз, мы прежде всего смотрим, насколько мамы готовы отдать его нам. Если мама очень нервничает или не доверяет детскому саду, ее состояние передается ребенку, он будет отказываться ходить к нам. Первое время мы советуем родителям приходить на нашу детскую площадку вместе с ребенком, гулять, знакомиться с преподавателями — так процесс расставания будет более безболезненным».

Обучать детей нужно по нескольким методикам: дети очень разные, и то, что подходит одному, совершенно не подходит второму. «Концепция нашего сада основана на трех китах: образовании, развитии и воспитании». В «Интересном детском саду»

нет непослушных детей, утверждает Казанская. «Они могут капризничать дома, но у нас все ведут себя хорошо. Секрет в том, что детишки подражают друг другу. Мамы иногда жалуются, что днем ребенок не спит дома, или не хочет есть, а у нас он и спит, и ест».

«Мы всегда отдавали ведущую роль игре, но не все родители разделяли такой подход. Сложно было переориентировать их, объяснить, что мы не можем насильно сажать детей за парты и заставлять их учиться, мы можем только играть в цифры и буквы», — говорит Казанская. Она до сих пор помнит случай, когда ей позвонила мама одного из воспитанников и возмущенно сказала: «Мой ребенок утверждает, что в детском саду вы только играете! А как же английский, математика, чтение? Нам скоро в школу!» В ответ Казанская лишь улыбнулась и подумала: раз ребенку кажется, что мы с ним играем, значит, все правильно делаем.

Регина Адер

Из выпуска от 28-10-2016
рассылки Snob.Ru

Источник

Поделитесь новостью с друзьями: