Основы безграмотности с Меланией Трамп

“У Мелании Трамп не очень хороший английский”, — написала я в фейсбуке.

Об английском жены президента США я узнала после того, как прочитала комментарии к тексту “Мелания Трамп и кризис либерального сознания” (очень хороший текст, советую).

Меланию сейчас все поливают помоями – поэтому любое высказывание расценивается как вызов. Мол, придираешься к её акценту – значит, ты из этих, из радикальных хамов либералов.

Но меня точно так же удивляет и Пенелопа Крус, которая до черта снималась в Голливуде – а говорит так, что зрители ее не понимают. Да, на фильмы ходят, но она бесит американцев. Пенелопа, правда, говорит на английском просто ужасно – и я не могу понять, как актриса не может усвоить произношение.

Уже у себя в фейсбуке я сама в комменатриях ответила кому-то: “Мол, ничего страшного в акценте, конечно, нет, и даже в простеньком английском Мелании нет ничего шокирующего, но просто она же не участница Дома2, которые говорят как гопники, все-таки её уже воспринимаешь как лицо государства. И да, эти, из Дома2 меня тоже раздражают, потому что нормы языка должны сохраняться, должно быть что-то вроде Высокого Языка”.

И один френд мне пишет: “Мол, вы сами то с ошибками пишите, о каком, вообще, Высоком Языке речь?”.

И вот здесь становится по-настоящему интересно. Потому что это очень богатая тема. И страстная. И я не только про граммонацизм. А, вообще, про восприятие языка, про его понимание, про то, что считать “высоким”, а что — “низким”.

Но начну с любимого – про грамотность. С одной стороны, люди, которые настаивают, что красивый язык – это еще и по правилам написанный язык, в чем-то правы. Может показаться, что неправильно выделенный деепричастный оборот так же уродлив, как “я есть знать говорить по-русски”.

Но вот вам сюрприз – большинство писателей, уже давно великих, удержавшихся в классиках после смерти, признанных гениев – они писали с “ошибками”.

Именно поэтому и существует такая прекрасная профессия в издательском деле – корректор. Если бы все, кто пишет, и чье мнение интересно, были грамотные – профессия не существовала бы.

Лично я могу писать абсолютно грамотно. Грамотность – это не большая наука. Легко усвоить.

Но что лично для меня такое эта грамотность?

Не правила, нет. Акценты. Вот сравним живую речь и письменную. В “живой” мы тоже используем как бы запятые и точки, и вопросительные знаки, и восклицательные – но не произносим их, а расставляем акценты, интонации. Точно так же лично я воспринимаю и письменную речь. Для меня знаки препинания – условность, которая больше передает чувства, чем… даже не знаю, если честно, чем что.

У Сергея Довлатова есть один рассказ, не помню, увы, какой именно (кажется это в “Соло на ундервуде”, но не уверенна), и там он пишет об одной корректорше, которая любой текст видела лишь как количество запятых и многоточий. “Хороший автор, грамотный”, — так она выражала свое мнение о писателях.

Я знаю, что есть люди, которые как-то совсем по-другому видят текст. Для них запятые не на том месте – боль. Буквально, у них глаза начинают болеть. Им воспринимать сложно.

Я им верю, я им сочувствую, но я, к сожалению, на другом полюсе – для меня любой текст это про смысл и чувства, я могу читать черновики чужие, где автор, вообще, путает слоги. И мне – нормально. Я не ради многоточий его читаю.

Но для меня зато такая же боль – безграмотная устная речь. В любом языке, на котором я говорю. На русском, английском. Причем “безграмотная” и по правилам и по произношению. (и я не о том, что Мелания, например, по английски говорит с балканским акцентом)

Произношение – это не обязательно акцент или какие-то региональные интонации, а скорее то, как человек говорит – собрано или расхлябано. Это не о правилах, а исключительно о красоте. (хотя, если честно, “they IS” меня слегка подбешивает, но это уже совсем грубое нарушение).

Вот когда я пишу (если, вообще, думаю об этом, потому что, извините, весь мировой исторический опыт подсказывает, что невозможно в одно время и думать и помнить о грамматике), то мне кажется, что вольно обращаться со знаками препинания – мое авторское право. (да, лично я часто делаю “просто” ошибки, но еще более часто – делаю их нарочно). Иногда мне кажется, что какое-то предложение так звучит, что ему, вообще, запятые не нужны – и это меня возбуждает, потому что дает какой-то новый уровень восприятия. В текстах для журналов такое не работает (там все-таки редакция правит), но можно оттянуться в блогах.

Знаете же, что многим авторам нравится писать все с маленькой буквы. Раньше только пара человек такое себе позволяла, но, ура, есть социальные сети – и это явление стало популярным. Видимо, есть к этому склонность у человека. С маленькими буквами забавно – не совсем ясно, что это меняет, но вот неудержимо же тянет не ставить заглавные (и совсем не от лени – у меня лично пальцы уже так шустро бегают по клавиатуре, что ничуть не сложно

нажать лишние 200 раз capslock).

Заметьте, что отсутствие заглавных уже стало привычным делом – при том, что это, конечно, тоже нарушение правил.

Правил, вообще, слишком много. Когда я была юным журналистом… или это еще в школе было?… да, кажется, в школе… в общем, считалось, что нельзя начинать предложение с “Я”. Плохой, типа, тон. Это прямо искоренялось. И, вообще, чем меньше “Я” — тем лучше. Уже на практике меня кто-то учил, что “Я” в тексте быть совсем не должно. (ну, если только это не репортаж, чьим участником ты каким-то образом стал “я сидел в окопе”).

Ненавижу это. Я же все равно пишу этот текст, это и мое мнение тоже. Может, там про факты, но и от себя есть кое-что. Я не могу избежать субъективности так или иначе в каких-то местах. А если это не репортаж, не новость, то большая часть текста на этой субъективности и выстроена, и что за лицемерие делать вид, что это не так. Поэтому сейчас я с огромным удовольствием использую “Я” как можно чаще (и таки да – тот арахаичный запрет еще свистит в ушах, отчасти я протестую).

Почему я отказалась в детстве учить французский? Из-за письменности. Слова, которые читаются в 3 буквы, а пишутся в 7 (здесь, кстати, должна быть запятая, но я ее не поставила случайно, а потом решила, что не поставлю нарочно) показались мне таким парадоксом, что я с этим не справилась. Это архаика. Да, она есть в любом языке (в русском, кажется, минимально). В английском, кстати, время от времени возникают вопросы “Не превратить ли night хотя бы в niht, если так это и читается?”. Немецкий, с моей точки зрения – наиболее логичный. Но и в этой логике есть ловушки – немецкий настолько идеально выстроен, что любые отклонения, даже если это поэтическая форма, выглядят развратом, таким лихим рывком на красный свет по пешеходному переходу.

И про французский это было к тому, что правила – 1) несовершенны, 2) языки меняются. В сторону улучшения. Ну, в идеале.

Ухудшение – это когда невежественные молодые люди в телевизоре говорят так, как с трудом научились в юности: “Мань слышь ты чо ваще дура совсем чоли?”.

Но при этом на письме “кАрова” меня не очень впечатлит, потому что ведь мы так и произносим – “карова”. Скажите вслух. Да ведь?

Со всем этим, на самом деле, не так просто разобраться, но у меня все же есть некий критерий. Вот когда действительно очень некультурный человек говорит так, как умеет – это одно впечатление. А когда человек с широким кругозором, красноречивый, литературно яркий позволяет себе упростить речь – или ему так забавно, или он во что-то играет – это совсем по другому слышится. Диалекты, сленги, – это все тоже может звучить, но лишь в том случае, когда человек умеет с этим обращаться, когда он развит, а не когда у него просто напросто три слова в лексиконе (и те он не способен внятно произнести).

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ: Кстати, интересно, что в Британии два класса говорят совершенно невнятно – это рабочий класс и аристократия. Не помню, в чем разница – кто-то из них практически не произносит гласные (кажется, высшие сословия). Восхитительный кембриджский/оксфордский надменный и претенциозный классический английский по стандартам BBC – это вот так высшие средние классы разговаривают. Аристократия жует и мямлит (что не делает им чести совершенно). Рабочий класс и аристократия как бы намекают – нам нет до вас дела, плевать мы хотели.

Именно Мелания Трамп меня зацепила потому, что у нее речь очень простого человека. Ну да, потому что она и есть простой человек. Люди цепляются к ее прошлому – но с таким прошлым она и понятия не имела, что когда-нибудь станет женой президента США. Прошлое не изменить – ну, и без проблем. Но вот речь – это настоящее. Был год для работы над собой. Конечно, это не то чтобы очень важно, как говорит Мелания, мне все-таки не очень хочется представлять себе, что первые лица разговаривают как участники того же Дом2 (Мелания так не говорит, конечно, но культура речи у нее очень средняя).

Владимир Путин не нравится мне своими знаменитыми пацанскими оборотами. Хоть он и не часто это использует, но зато достаточно ярко. Ну да, живость это ему придает, но, по-моему мнению, живости можно добиться и другими способами.

Я вот помню речи вождей СССР. Хоть я была мелкая, но их косноязычие было в фольклере – они настолько уродливо выражались, что это широко обсуждалось (хоть и с риском получить срок за анекдот).

Последним таким мемом стал, наверное, Черномырдин – после него политики все же научились излагать более – менее пристойно.

И да, я не хочу, чтобы было вот так. Чтобы уродование языка шло сверху. Кстати, вполне возможно, что Черномырдин писал очень грамотно. Потому что красота речи и грамотность – это про разное. “Безграмотность” – такое общее понятие, когда мы хотим сказать куда больше, но для простоты произносим именно это слово. Безграмотность часто означает невежество, но технически это не так. Плохо написанный текст – не обязательно безграмотный. Глупая речь – не обязательно безграмотная.

Ну, и разумеется, если бы все та же Мелания Трамп говорила очень интересные, умные и необычные слова – я бы и не обратила внимания ни на акцент, ни на простенький английский. Но она плела что-то милое и банальное. И вот тогда недостатки и становятся очевидными. Ты, собственно, только их и замечаешь.

Ведь когда я слушаю интересных мне людей (русских, немцев, французов, испанцев), которые говорят на английском то, что мне, правда, интересно, и когда они делятся уникальными знаниями – мне плевать на то, какой у них английский (хотя, честно говоря, бывают просто уникальные случаи – недавно в одном репортаже был итальянец, который сразил меня таким сильным акцентом, что я, вообще, не могла понять, как это возможно).

И если текст блестяще написан – ну, не понимаю я, как можно сосредоточиться на том, есть ли в нем ошибки (расслабьтесь, я не о своих текстах).

Наверное, всем этим я хотела сказать, что грамматика – это просто договоренность, это некая опция для облегчения

восприятия, а вовсе не свод нерушимых правил, написанных кровью. Все-таки это не правила дорожного движения.

Речь важна смыслом. И красотой. Красота – вроде бы зыбкий термин, но в этом его прелесть. Неопределенность и незаконченность на самом деле куда более четкие и постоянные величины, чем установки вроде знаков препинания. Без запятых можно прожить, а вот без рассказов и мнений все будет куда сложнее.

Наверное, разумно, если человек, который сел писать (хоть статью, книгу или пост в фейсбуке) постарается уделить внимание и сути, и стилю и даже вот запятым. Это в идеале. Но в том-то и дело, что настоящая красота – она без идеалов. От одного очень условного “идеала” до другого – множество оттенков. Хотя, конечно, имеет смысл приложить усилия – чтобы показать направление, куда ты двигаешься – вверх или вниз.

Арина Холина

Из выпуска от 16-11-2016
рассылки Snob.Ru

Источник

Поделитесь новостью с друзьями: