Москва — не город для джентельменов

Быть джентльменом – состояние души.

Это как еврейская красота: сначала внутренняя и лишь потом внешняя. При всей своей немногочисленности джентльмены – украшение любого цивилизованного общества. Я встречал подобных господ практически во всех европейских столицах: в Париже, Вене, Амстердаме, Таллинне… Бывая в Лондоне, люблю рано утром выйти из Ритца и, прогулявшись вдоль Арлингтон и Беннет, оказаться на Джермин. Кафе Франко’с, коих в английской столице тысячи – мой наблюдательный пункт за местными джентльменами. И, глядя, как они одеваются, как разговаривают, в конце концов, как заказывают кофе или омлет, я понимаю: хочу так же!

Но можно ли вообще быть джентльменом в Москве?

Можно, если соблюсти 3 условия: нужно родиться в приличной семье, уметь отличить Моне от Мане и при этом подобающе выглядеть и себя вести. Допустим, с первым тебе повезло. Со вторым ты справился сам. Остается третье, как говорится, десерт. Вот в этом вся проблема. Я не сторонник формального стиля, но предпочитаю пиджаки, рубашки, брюки. И очень не люблю кофты и свитеры. Потому каждое утро испытываю 40 минут ада. Поясню. Когда умылся, побрился, позавтракал – необходимо одеться. В том числе, выбрать свежую рубашку. В этом вся загвоздка! Надеваю одну – мала, вторую – мала, третью – мала, четвертую – перекошена… Я, конечно, хожу в спортзал три раза в неделю, но это еще не повод вырастать на размер от тренировки к тренировке. «Если я не расту, — подумал Штирлиц, — значит, рубашки становятся меньше». Логично!

За последние 10 лет я поменял 20 химчисток. Причина одна: прошу, требую, угрожаю, пишу ручкой в квитанции и маркером на стекле: только сухая чистка и правильная глажка воротника и манжетов. Через три дня получаю результат: усевшие от стирки, аквачистки, экочистки и прочей водной обработки с заглаженными по-деревенски воротниками-манжетами рубашки. Поблекшие, грустные и не сходящиеся на спине и в вороте. Я с тоской гляжу на неизбежную стопку свитеров в гардеробе и начинаю медленно, но верно выходить из себя. Перебираю еще кучу висящих в гардеробе рубашек. Все с бирками различных химчисток и все малы. Полчаса нервотрепки и какое-то компромиссное решение принято. Правда, затем следует поход в ЦУМ, приличная трата денег и смена сервисного предприятия. И снова всё сначала!

Но пару месяцев назад мне вроде повезло: в одной известной фирме появилась услуга «персональный технолог». Всё просто: сдаешь рубашку, платишь цену, за которые другие граждане покупают себе новые, и в итоге получаешь то, что требуешь. То есть, выкупаешь свои нервы за свои же деньги. Какое-то время я ликовал. Но на 4-й или 5-й раз история расставила всё на свои места: мне опять привезли рубашки с искореженными воротниками. Крики, вопли, гнев, возврат. А в окошке невозмутимо объясняют: мол, гран пардон, ваша гладильщица приболела, а другой забыли сказать, что работать надо хорошо.

Всё, точка! Мы живем в городе, где хорошо работать надо заставлять. Я наивно полагал, что за работу нужно платить. За хорошую работу нужно хорошо платить. Оказывается, деньги не играют никакой роли. И это повсеместно. В автосервисе после замены колодок не докручивают колесные болты. В не самом дешёвом ресторане официант приносит подслащенную маргариновую бурду, приговаривая: «а чё, десерты у нас ни чё». В дорогой клинике ошибаются с содержимым инъекции, не забывая обвинить пациента в его же бедах. С дорог снимают хороший асфальт и укладывают асфальтовую крошку, снятую только что с соседней улицы… Строители строят, продавцы продают, сапожники… Прости, Г-споди, да все у нас сапожники!

Не так давно я купил новую машину (кстати, джентльменскую по происхождению). Будучи многолетним правым задним пассажиром, вдруг пересел за руль, оттеснив водителя на соседнее кресло. Еду и балдею, в этой машине все мое:

потрясающая плавность хода, салон, габариты, мощь и имидж. Но, оказавшись за рулем, я увидел то, о чем пытался забыть на заднем сиденье – перманентное хамство коллег по дорожному движению. Глубокий красный, подрезы, перекрытия рядов, ногти, тени, лак, бутерброды, смартфоны, кофе, курительные трубки… И пофигизм к тебе, к себе и ко всему миру. И если Толстой – зеркало русской революции, язык – зеркало пищеварения, то россиянин за рулем – зеркало состояния внутренней культуры.

Действительно, не ту страну назвали Гондурасом!

Конечно, можно попытаться создать свой собственный мирок и жить в нем джентльменом. Обращаться ко всем на «вы», читать умные книжки и стараться быть замкнуто-счастливым.

Только на языке психиатров это называется коротко – аутизм.

Александр Хаминский

Из выпуска от 26-02-2017
рассылки Snob.Ru

Источник

Поделитесь новостью с друзьями: