Аукцион молодости

«Даже если женщина богата и знаменита, ее роман с мужчиной младше все равно вызывает осуждение». История о том, почему молодость — мужской фетиш, но женская проблема.

Чем менее культурное общество, тем с более молодыми женщинами встречаются мужчины.

Вот мужчина к чему-то стремился, чего-то достигал, завоевывал вселенные, сражался с пришельцами, женился, растил детей. А потом оказывается, что на старой жене поломались выключатели, окислилась проводка, сгорели предохранители – и ее отправляют на свалку и берут самую последнюю, самую спортивную, самую «выкуси-накуси» модель 1995 года выпуска.

Это мечта любого самца, воспитанного в патриархальном обществе.

Понятно, что иногда бывает любовь, и это никак не связано с торжеством завоевателя. Но в обществах, где установлено гендерное неравенство, отношения с большой разницей в возрасте скорее говорят о том, что девушке нужен трамплин (а также шубы и бриллианты), а мужчине – атрибуция своей сексуальной состоятельности.

В Европе очень трудно увидеть на улице (в ресторане, в отеле, в бассейне) пару, где она юна и мила, а он старше на двадцать лет.

Даже в России это уже куда реже встречается. Всего-то лет за пять-шесть такие союзы ушли в подполье.

Последняя светская сенсация — роман миллиардера Даниила Хачатурова и режиссера Анны Меликян — еще больше сократил разницу в возрасте — ему 44, ей 40. С предыдущей женой, Ульяной Сергеенко, разрыв был в 10 лет (если верить возрасту, на котором настаивает бывшая).

В обществе сейчас редко увидишь пары, где муж намного старше жены.

Разве что если это гей-пары. У геев странные отношения с возрастом партнеров. Молодость здесь капитал – и лет до 25 к его вложению относятся с таким же трепетом, как к ипотеке на квартиру. Больше половины гей-парочек в России – с большой разницей в возрасте. От двадцати до сорока лет. Обычная картина: взрослый мужчина, за спиной которого маячит скромный молодой человек, которого тебе могут даже не представить. Если тебе больше тридцати пяти и ты успешен — можешь взять на содержание молодого человека, он станет твоим официальным бойфрендом.

Мои друзья настаивают, что «возрастной фашизм» — это международное гей-явление. Спорить не буду, я не так хорошо образована в этом вопросе, но что в Барселоне, что в Тель-Авиве, где гомосексуалы проявляют себя без малейшего смущения, я вижу только пары одного возраста.

В любом случае, мы остаемся со странным выводом, что мужчины, конечно, жестоки к женщинам, но еще более жестоки по отношению к другим мужчинам.

Молодость – это мужской фетиш. И женская проблема. Женщины так привыкли быть объектом, так привыкли к паническому страху старости, что для них самих такой союз, где они старше партнера хотя бы на десять лет, – это шок, трепет.

Женщины привыкли к мысли, что мужчина должен быть лидером. Он должен больше зарабатывать, лучше разбираться в жизни, решать проблемы. Женщина должна знать, что может на него положиться.

А мужчина младше на семь или девять лет по умолчанию менее приспособлен к жизни.

Даже если женщина очень богата, знаменита, если ей не нужна никакая защита – ее роман с мужчиной младше все равно вызывает нечто вроде осуждения.

Дженнифер Лопес 46 лет, ее бойфренду – 28. Встречаются они с 2011 года. Мужчине Мадонны (57) 29 лет. Ее последний муж, Гай Ричи, тоже был младше на десять лет.

Знаменитая мама-менеджер Крис Дженнер (мать всех Кардашьянов), которой 60 лет, встречается с 34-летним Кори Гемблом (менеджер Джастина Бибера).

Такие пары удивляют общество. До сих пор на форумах люди удивляются, как могла Деми Мур (сейчас 53) встречаться с Эштоном Кутчером (сейчас 38). Они познакомились в 2005-м, когда Эштону было 28, а Деми – 42. Тогда этот союз был сенсационным. Все знали о том, как много пластических операций сделала Деми, чтобы выглядеть помоложе (хотя и так выглядела безупречно). Она до сих пор шикарная, но ее отношения с мужчиной моложе на 15 лет до наших дней смущают умы.

Это огромный стресс для женщины — молодой любовник. Глупость в том, что женщина лет 38, даже если встречается с ровесником, все равно переживает из-за возраста. Она не уверена, что все еще настолько сексуальна для него, что он не мечтает о молодой девушке.

Ко всему прочему для женщины мужчина — это статус (даже если она делает вид, что это не так). Это, конечно, все последствия циничного патриархального устройства, но эти предрассудки все еще бередят умы. Обеспеченный взрослый мужчина — это признак того, что она получила от жизни то, о чем все мечтают.

А молодой мужчина — признак отчаяния.

Молодость в этой системе координат — это не совсем возраст.

Это, скорее, качества мужчины, которые говорят о том, что у него меньше денег, чем у женщины, меньше опыта, связей и что он определенно не альфа-самец (а это, конечно, почти федеральное преступление).

Ксения Собчак долгие годы собиралась замуж за миллионера, а вышла за актера. Максим Виторган старше ее на десять лет, но это не мешает обществу осуждать их пару за то, что Собчак более знаменита и что она больше зарабатывает. Типа это недостойно — вот так взять и влюбиться в человека, который не так богат, как ты.

Мы видим женщину, которая зарабатывает больше всех в ее нише, она очень известна, самостоятельна, она на своих имени и фамилии построила отличный бизнес. У нее муж из известной семьи, пусть не самый топовый, но все-таки известный актер, умный человек, любит ее безмерно. Казалось бы, это все должно вызывать восхищение и зависть. Но нет. Только осуждение. Мужчина не может быть «ниже» женщины. О чем бы ни шла речь — о возрасте, о доходах, о статусе.

Взрослые дядьки-богачи в свои 45 женятся на никому не известных модельках

девятнадцати лет — и это никому не интересно. Но женщина не может без риска выбрать того, кто ей просто нравится.

Уже мужчины растворили в кислоте все свои предубеждения, они встречаются с ровесницами и часто далеко не красотками с плакатов Victoria Secret, и вся эта «статусность» вышла из моды. Но женщины — они все еще в Средневековье, они осуждают других, они осуждают себя, они культивируют страхи, для которых больше нет причины.

Это какой-то детский иррациональный страх темноты, который должен исчезнуть, но не исчезает, потому что все женщины только и повторяют: «Я боюсь темноты, боюсь, точно боюсь, я должна бояться, так надо». Безумие.

Включите уже свет. Нельзя вот так больше шариться на ощупь, спотыкаться и разбивать лоб о собственные нелепые предубеждения.

Арина Холина

Из выпуска от 27-04-2016
рассылки Газета.Ru — Первая полоса

Источник

Поделитесь новостью с друзьями: